посетить вебсайт

#1 (11)
2001 г.
Архив журналов | Содержание _

АФРИКА ДЛЯ РОССИЯНКИ: ВОЗМОЖНОСТИ ТРУДОУСТРОЙСТВА И СОЦИАЛЬНЫЕ УСЛУГИ

Наталья Крылова
доктор исторических наук, Институт Африки РАН


Завершая публикацию цикла статей, посвященных гражданско-правовым проблемам бытия россиянки в странах Африканского континента, коснемся еще одного немаловажного аспекта - обеспечения женщины-иностранки работой и социальными гарантиями в одном из наименее благополучных в этом плане регионов планеты, где ситуация, кроме прочего, отягощена устойчивой историко-культурной традицией занятости женщины в пределах домашнего очага.

***
Практика показывает, что положения трудового законодательства большинства государств континента в более или менее полном объеме распространяются на иностранных граждан, постоянно проживающих в стране.
Как и вопросы гражданства, условия трудоустройства наших соотечественниц в странах Африки находятся в прямой зависимости от политической системы страны, характера ее отношений с Россией, а также от ситуации на национальном рынке рабочей силы данного государства, воздействия историко-культурной и религиозной традиции отношения к работающей женщине и многого другого.
Конечно, совершенно нереально в заданном статьей объеме пытаться проанализировать трудовые законодательства тех африканских стран, в которых проживают и где пытаются найти работу наши граждане. Мы рассмотрим несколько типичных, так сказать, образцов взаимоотношений работодателя с иностранным гражданином, постоянно проживающим в конкретной стране.
В то же время собранные в ходе исследования данные позволили подойти к изучению проблемы занятости русских женщин в странах Африки более широко, рассмотреть реальную, а не гипотетическую динамику условий труда на протяжении всего периода их трудовой активности.
Так, сразу же и весьма отчетливо проявилась одна важная, на наш взгляд, тенденция: возможности трудоустройства иностранных, в том числе российских, граждан в африканских странах были очевидно благоприятнее для тех, кто прибыл в Африку в 60-70-е годы. Это подтверждают и сами женщины. Вот некоторые выдержки из коллективного письма русских женщин, постоянно проживающих в Республике Кот-д'Ивуар:
"Нам, россиянкам, проживающим в Республике Кот-д'Ивуар (бывшая колония Франции в Западной Африке), надо сказать, повезло, особенно женщинам, выехавшим в начале 70-х годов.
Мы приехали в страну достаточно благоустроенную, в период бурного экономического роста. Специалистов не хватало во многих отраслях, и мы довольно быстро интегрировались, нашли работу по специальности, а это очень много значило, да и значит в жизни: занятость и материальная обеспеченность... Женщинам, приехавшим ранее, было легче найти работу. Наши советские дипломы были признаны действительными сразу или после небольшого испытательного срока. Признанием нашей компетентности может послужить следующий пример: одна из наших женщин представляла Республику Кот-д'Ивуар на двух международных конгрессах, участвовала во многих стажировках и семинарах, организованных международными организациями. Под ее именем вышла "Национальная библиография страны".
Да и сегодня ситуацию в этой стране можно без преувеличения назвать благоприятной для жизни наших соотечественниц: из 22 женщин, постоянно здесь проживающих, 13 специалистов с высшим образованием и 9 имеют среднетехническую подготовку. 15 женщин (то есть почти 70% общего числа) работают по своей специальности: одна преподает в университете (ведет курс химии); одна - хирург в частной клинике американского типа; две преподают в лицее физику и французский язык; одна женщина работает библиографом в университете; шесть работают инженерами в министерствах; одна - директор частного детского сада; пять женщин работают в частных фирмах. И только пять женщин не работали вообще или пока не работают в связи с экономическим кризисом в стране.
Во многом такому положению способствует трудовое законодательство РКИ, а также система социального страхования, существующая в стране, действие которых полностью распространяется на иностранных граждан, постоянно здесь проживающих.
Аналогичное положение имеет место в Эфиопии, Мали, Алжире, других африканских странах, что в первую очередь было связано с ситуацией, сложившейся на рынках квалифицированной рабочей силы непосредственно после завоевания независимости: молодые суверенные государства Африки лишь закладывали национальные системы образования и подготовки кадров; собственные специалисты в ограниченном числе пребывали в стадии подготовки (на местах и за границей), а иностранные специалисты покидали бывшие колонии.
Экономический кризис, охвативший большинство африканских стран в 80-е годы, не мог не сказаться и на вопросах трудоустройства наших граждан, хотя и это положение нельзя, строго говоря, назвать критическим, поскольку целый ряд сфер экономики и хозяйства молодых независимых государств (инженерно-техническая, медицина, сельское хозяйство) по-прежнему нуждается в насыщении специалистами. На примерах отдельных стран попытаемся рассмотреть ситуацию на местах.
Так, большинство наших соотечественниц, живущих ныне на Маврикии, получило на родине высшее и среднее специальное образование и в настоящее время работает в маврикийском государственном и частном секторах. Правда, лишь немногие из них трудятся по специальности (врачи, акушерки, медсестры). Большая же часть из-за узкой специализации вынуждена трудоустраиваться на другие должности, осваивать новые профессии.
Местное законодательство регламентирует порядок поступления на работу. На местах оговариваются условия труда, заработная плата, выплаты пособий по болезни, пенсионные отчисления, различные виды страхования и пр. К числу особенностей системы труда в этой стране следует отнести то, что максимальный возраст приема на работу в госсектор составляет 35 лет, что объясняется отработкой необходимого трудового стажа (25 лет) и последующим выходом на пенсию с получением пособий. В целом материальное положение наших соотечественниц (напомним, что в 1990 году в этой стране проживали 34 наши женщины) и их семей сравнительно благополучное. Как правило, многие имеют собственные дома, личный транспорт, дети учатся в привилегированных колледжах страны и за границей. Отдельные семьи выезжают на отдых в Европу и Азию.
В начале 80-х годов, когда в Нигере постоянно проживало не более десятка наших соотечественниц, четверо из них работали в различных местных учреждениях и компаниях по специальности, полученной в вузах и среднетехнических учебных заведениях родины. Неработающие женщины имеют в основном незаконченное среднее образование и не владеют какой-либо специальностью. При этом, чтобы устроиться здесь на работу, не требовалось особых усилий: в соответствии с законом ╧ 81-40 от 29 октября 1983 года постоянно проживающим в Нигере иностранным гражданам разрешена трудовая деятельность - как частная, так и в рамках государственных учреждений - которая регулируется нигерским Кодексом о труде. Более того, по данным на конец 80-х годов, в нигерские учреждения принимались даже те наши соотечественницы, которые находились в стране в частной поездке.
Однако в том случае, если компетентные нигерские органы считают целесообразным запретить частную практику или работу в госучреждении того или иного постоянно проживающего здесь иностранца, они объявляют это специально издаваемым декретом.
Принятые на работу в Нигере иностранные (в том числе русские) граждане несут обязанности и пользуются правами в трудовых отношениях наравне с нигерцами: правом на ежегодный отпуск, на получение прибавки к заработной плате по мере увеличения стажа работы, на получение пенсии (стаж работы на исторической родине для получения пенсии не учитывается).
Медицинская помощь для постоянно проживающих в стране иностранцев, как и для нигерцев, платная. Бесплатной она может быть лишь при получении производственной травмы на первоначальном этапе лечения.
Налогами и сборами постоянно про живающие в Нигере иностранные граждане облагаются на общих основаниях с нигерцами.
Не существует каких-либо дополнительных ограничений в вопросах приобретения собственности, трудоустройства, социальных льгот и т.п. для российских граждан, постоянно проживающих в Ботсване, в то время как для других иностранных граждан они установлены. Теми же социальными привилегиями могут пользоваться лица иностранного происхождения, состоящие в браке с гражданами Республики Сейшельские острова (РСО).
В Сенегале нет специальных законов, регламентирующих вопросы трудоустройства иностранцев, находящихся в смешанных браках. Имея разрешение на жительство (о нем уже упоминалось в разделе о гражданстве), а также записавшись в службе по найму на работу, можно получить право на работу в частном или государственном секторах. Хотя практически эти вопросы непосредственно решаются руководством той организации, которая производит наем. Соблюдение данного правила является обязательным. Принятые на работу наши соотечественники и в частном, и в государственном секторах пользуются теми же правами на социальное обеспечение, что и остальные сотрудники этой организации: получение пенсии, оказание помощи на воспитание детей, компенсация расходов на медицинское лечение (в том числе несчастный случай, производственная травма и пр.), в целом за медицинское обслуживание (в обоих секторах в размере до 80%). Имея, как правило, специальное образование, наши соотечественницы не встречают больших затруднений в трудоустройстве. В середине 80-х годов все они (28 человек) имели работу, оплата которой являлась существенной частью семейного бюджета.
В полном объеме распространяются на иностранных граждан положения трудового законодательства Республики Мали, что специально оговорено статьей 418 Трудового кодекса 1962 года с внесенными в него позднее изменениями. Тем не менее заключать трудовые соглашения иностранцы могут только по получении предварительного разрешения компетентных малийских органов (Дирекции труда). Законодательство также ограничивает работу иностранных граждан в министерствах, наиболее важных государственных учреждениях и организациях.
Трудовое законодательство Мали регулирует порядок заключения, исполнения и расторжения трудовых договоров, контрактов на обучение молодежи, внутренний регламент предприятий, а также общие условия труда, техники безопасности на производстве, процедуру рассмотрения трудовых споров, принципы деятельности профсоюзов. Законодательство содержит нормы, запрещающие использование детского и женского труда на тяжелых физических работах, принудительный труд, утверждает принцип равной оплаты за равный труд и т.п.
Таким образом, трудовое законодательство Мали направлено на защиту основных прав человека в области труда. В то же время в современном Мали постоянно растет уровень безработицы, а вместе с ней все острее встает проблема трудоустройства. В конце 80-х годов насчитывалось, например, около 3000 выпускников вузов, в том числе и советских, которые не имели возможности не только работать по специальности, но и вообще трудоустроиться. Что касается наших гражданок, те из них, которые приехали сюда в последние годы, практически не могут найти работу по специальности (из 27 женщин, приехавших в Мали в середине 80-х годов, 10 имеют постоянную работу. Другие или не имеют постоянной работы, или работают официантками, продавщицами и т.п.). Более или менее хорошо в этом плане опять-таки устроены наши соотечественницы, прибывшие в страну в конце 60-х - начале 70-х годов.
Определенной новацией в жизни прибывших в Мали русских женщин становятся их попытки пробовать свои силы в частном предпринимательстве. Этому в немалой степени способствует политика экономической либерализации, проводимая малийским правительством в последние годы. Причем эта тенденция распространилась также и на наших граждан, находящихся в Мали в краткосрочных частных поездках. Используя свои личные связи с местными гражданами, они пытаются открывать здесь частные предприятия, главным образом в сфере услуг, не оформляя, однако, вида на постоянное жительство.
Сложная экономическая ситуация в Мали приводит к тому, что не все положения законодательства о труде соблюдаются местными работодателями. В частности, нередко дискриминации в оплате труда подвергаются именно иностранные граждане; не всегда соблюдаются условия заключения трудовых соглашений, обязательного социального страхования. Что касается последнего, то в соответствии с Кодексом о социальном страховании каждый работающий при соблюдении необходимых требований имеет право на пенсионное обеспечение. Этим правом в полном объеме пользуются иностранцы, в том числе и наши граждане. Однако из-за низкого уровня заработной платы пенсии настолько малы, что их не хватает для удовлетворения даже минимальных человеческих потребностей. Положение усугубляется еще и тем, что в 1992 году из-за тяжелого финансового кризиса местные власти были вынуждены принять меры по досрочному выходу на пенсию государственных служащих. В эту категорию попали и некоторые наши гражданки, прибывшие в страну в первых когортах.
На наших соотечественников, прибывающих в страну на длительное проживание, также распространяется закон о труде и социальном обеспечении. По местному законодательству иностранные граждане, проработавшие в государственных учреждениях до определенного возраста (женщины - до 50 лет, мужчины - до 55 лет, а в некоторых случаях соответственно до 45 и 50 лет), обеспечиваются пенсией, размер которой зависит от рабочего стажа.
В то же время законы Ганы не гарантируют права на труд и бесплатное медицинское обслуживание. В стране платная система здравоохранения, и если в трудовом соглашении (контракте) оговорено, то работодатель оплачивает расходы на лечение сотрудника.
Несмотря на формально благоприятную ситуацию, в стране существует проблема трудоустройства для иностранки. Здесь, как и в других странах Африки, основная масса соотечественниц, прибывших на постоянное жительство, имеет среднее, среднеспециальное или высшее образование, но лишь немногие из них работают вообще и единицы - по специальности. Препятствием в этом служат и языковой барьер, и острая нехватка рабочих мест в стране. Наблюдатели отмечают также, что не только из-за большого числа безработных, но и в силу сохраняющихся тесных традиционных родо-племенных связей государственные чиновники и работодатели частного сектора при найме на работу отдают предпочтение местным гражданам.
Намибия - молодое независимое государство. Тем не менее фактически с первых дней своего существования его правительство пристальное внимание уделяет вопросам труда, рассматривая трудовые ресурсы страны как важнейшее национальное достояние. Осознавая, что существующие сегодня проблемы трудоустройства невозможно решить без соответствующей правовой базы, правительство страны разработало в 1992 году закон о труде, который, по оценке многих иностранных специалистов, является одним из наиболее демократических законов о труде в Африке.
Практически все условия труда в полной мере распространяются и на иностранных граждан. Однако трудоустройство иностранцев в Намибии сопряжено с рядом сложностей. Как и в Гане, здесь в соответствии с Конституцией и рядом других законов Намибии рабочие места в стране резервируются в первую очередь для намибийских граждан. Прием на работу эмигрантов разрешается в случае, если отсутствуют подходящие собственные квалифицированные кадры или опытные местные кандидаты.
По информации Министерства труда и профессиональной подготовки, сегодняшняя Намибия ощущает "голод" практически во всех существующих технических профессиях и нуждается в специалистах с высшим образованием, врачах, менеджерах среднего и высшего звеньев. Вместе с тем вопрос трудоустройства иностранных граждан (в том числе и наших соотечественников, даже вооруженных дипломами и реальными знаниями) вновь упирается в первоочередность обеспечения занятости среди местного населения, что является важным элементом курса правительства на проведение "намибизации экономики". На практике это означает максимальное использование собственных национальных кадров (в основном из черных намибийцев) во всех сферах экономики, что незамедлительно дает отрицательные результаты из-за некомпетентности этих кадров. При этом для белых специалистов (в первую очередь граждан ЮАР) создаются условия, вынуждающие их покидать Намибию.
Положения трудового законодательства Руанды также направлены на то, чтобы максимально "руандировать" штаты учреждений и предприятий. По плотности населения эта страна лидирует в Африке. Перенаселенность и значительные темпы прироста населения (3,6% в год) с каждым годом обостряют проблему безработицы, в том числе и для образованных руандийцев. Несмотря на довольно демократичные для Африки условия приема на работу иностранных граждан, а также на отсутствие каких-либо акций, ущемляющих права наших граждан, Министерство труда весьма строго следит за наймом иностранцев, прежде всего женщин. К началу 90-х годов прием на работу иностранцев осуществлялся лишь в исключительных случаях. Вполне естественно поэтому, что и наши соотечественницы сталкиваются с большими сложностями в вопросах трудоустройства, хотя многие из них имеют высшее и среднее специальное образование.
Прежде всего для осуществления любой трудовой деятельности нашим женщинам необходимо иметь письменное согласие мужа. Дополнительно осложняет ситуацию еще одно обстоятельство: несмотря на имеющее место соглашение об эквивалентности дипломов между РФ и Руандой, на практике его положения применяются руандийскими властями только в отношении граждан Руанды, обучавшихся в наших вузах, и фактически не распространяются на их жен - российских гражданок. Но даже когда все эти трудности преодолены и нашу соотечественницу согласны принять на работу в государственное или частное учреждение, она должна ждать окончательного решения Генеральной дирекции труда, которая выдает иностранным гражданам разрешение на трудоустройство лишь в том случае, если на вакансию нет претендентов из числа руандийцев (даже менее квалифицированных). Так, из 24 российских женщин, здесь постоянно проживающих, работают менее половины.
В Руанде нет каких-либо специальных законодательных актов, определяющих вопросы социального положения иностранных граждан. В целом же социальное обеспечение в стране развито слабо. Большинство услуг, в том числе медицинские, платные. Не платят за медицинское обслуживание те из наших соотечественниц, мужья которых заняты на государственной службе. Лицам, имеющим работу, для получения пенсии (она начисляется по достижении 55 лет) необходимо переводить в Социальную кассу Руанды 3% месячного заработка в течение 20 лет.
Надо отметить, что в целой группе африканских стран (Того, Эфиопии, АРЕ и др.) трудоустройство постоянно проживающих в них иностранных граждан поставлено в прямую зависимость от получения ими местного гражданства.
Так, практически все проживающие в Того соотечественницы получают местное гражданство (сохраняя, тем не менее, свои паспорта и становясь на учет в консульских отделах родных посольств), поскольку это облегчает им устройство на работу. К этому же их побуждают мужья, хотя выпускники бывших советских вузов, как правило, не испытывают затруднений в устройстве на работу. Эти группы тоголезцев довольно ритмично продвигаются по службе и вполне способны обеспечить семье средний "африканский" уровень жизни, работая на относительно хорошо оплачиваемых должностях в министерствах (включая МИД), университетах, лицеях, госпиталях.
Что касается собственно трудового законодательства Того, то в законе о труде ╧ 16 от 8 мая 1974 года содержится, в частности, положение о его применении ко всем гражданам одинаково, независимо от национальности или пола. Наши граждане, получившие работу в тоголезских госучреждениях или частных фирмах, пользуются такими же правами и обязанностями, как и другие иностранцы. Такое же положение распространяется и на вопросы социального страхования. Как и все тоголезцы, наши соотечественники делают ежемесячные взносы в размере 2,4% своей зарплаты в Национальную кассу социального страхования, а их работодатели ежеквартально выплачивают в кассу 18,1% от их зарплаты. За счет этих средств в случае необходимости осуществляются выплаты пособий на детей, по беременности, в связи с несчастными случаями на производстве, а также пенсий по старости и инвалидности. Все медицинское обслуживание оплачивается за счет личных средств.
Жизненный уровень и социальное положение наших граждан в современной Эфиопии определяются прежде всего наличием работы. И здесь образовательный уровень большинства наших соотечественниц весьма высок: из 66 женщин, проживавших в начале 90-х годов в Эфиопии, более 50 имеют высшее и среднее специальное образование, многие владеют английским или амхарским языками. В основном это медицинские работники, учителя, инженеры, геодезисты, экономисты, то есть специалисты, представляющие определенный интерес для экономики независимой африканской страны. Вместе с тем материальное положение большинства из них неустойчивое. Из-за сложностей с трудоустройством обеспечены работой менее половины наших женщин. Единицы занимаются мелким частным бизнесом (парикмахерская, ателье, частные музыкальные уроки, клиника) и имеют столь необходимые и престижные для белого человека атрибуты материального благополучия - личные автомашины, недвижимость и пр.
Проблема кроется как в высоком уровне безработицы в стране, так и в особенностях эфиопского трудового законодательства, в соответствии с которым право на постоянную работу имеют здесь только граждане Эфиопии. Согласно закону о труде от 6.12.75 г., иностранные граждане могут устроиться на временную работу по контракту с разрешения Министерства труда и социальных дел. Официально разрешение о найме на работу по контракту может быть выдано на срок не более 3 лет и должно возобновляться каждый год. Что касается действующей практики, то местная администрация заключает с иностранным гражданином контракт на временную работу на срок не более 1 года и по истечении этого срока имеет право уволить его с работы с предварительным (за два месяца) уведомлением.
Разрешение на работу выдается только в определенных случаях: когда среди эфиопских граждан отсутствуют специалисты с необходимой квалификацией; когда услуги иностранного специалиста требуются для монтажа оборудования, руководства или обучения рабочих; когда наем иностранцев способствует увеличению занятости в стране.
Разрешение о найме иностранца может быть аннулировано, если министерство сочтет, что надобность в его услугах отпала. На практике это означает, что иностранный гражданин в первую очередь и в любой момент может лишиться работы по инициативе нанимателя.
К тому же временный статус нанимаемого работника не дает ему права на получение пенсии по возрасту и стажу работы, оплату больничного листа более, чем на 15 дней в году, на оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком и т.д. Иностранные граждане встречают определенные ограничения при получении жилья или участка земли для строительства собственного дома, а также при переводе заработанной валюты из Эфиопии.
Чтобы избежать ожидаемых проблем с трудоустройством, наши соотечественницы иногда принимают эфиопское гражданство. Учитывая, что при получении эфиопского паспорта не требуется предоставления документов о выходе из другого гражданства, они получают паспорт, который облегчает им трудоустройство, и, как правило, незаконно сохраняют паспорт, выданный им до переезда на постоянное место жительства в Эфиопию.
Во многом созвучны с эфиопской политика и законодательство Объединенной Республики Танзании по вопросам приема на работу иностранных граждан. Хотя есть и отличия.
Вопросы трудоустройства иностранцев здесь регулируются двумя основополагающими документами. Юридической базой служит закон "Об иммиграционном контроле в ОРТ, регистрации иностранцев и связанных с ними или возникающих в связи с этим вопросах", принятый в 1972 году и с тех пор постоянно дополняемый. Политической основой является принятый Кабинетом министров еще в 1964 году документ "Правительственная политика по приему на работу лиц, не являющихся гражданами Танзании". Этот документ также постоянно корректируется.
Как и большинство африканских стран, Танзания испытывает нехватку квалифицированных специалистов при избытке неквалифицированной рабочей силы. В 90-е годы в стране отмечается высокий уровень безработицы, однако при этом отсутствует биржа труда, и пособия по безработице не выплачиваются.
Это в основном и определяет специфику политики Танзании в области миграции рабочей силы. Ее суть изложена во многих иммиграционных документах и сводится прежде всего к тому, что политика правительства направлена на насыщение экономики Танзании подготовленными и компетентными гражданами. Вид на жительство выдается лицам, не являющимся гражданами страны и владеющим специальностями, отсутствующими в настоящее время на рынке рабочей силы в Танзании. Условием выдачи (или возобновления) вида на жительство является организация нанимателем эффективных программ по обучению за определенное время танзанийских специалистов для замены иностранцев. Решению этой задачи и подчинено довольно сложное законодательство страны, определяющее порядок приема на работу иностранных граждан.
В результате правовое положение российских граждан, проживающих ныне в ОРТ (к середине 90-х годов их насчитывалось около 30 человек), весьма неопределенно и уязвимо. Если, к примеру, наша соотечественница не принимает местного гражданства (предварительно требуется отказ от российского гражданства), по ходатайству мужа иммиграционными властями Танзании ей выдается вид на жительство в качестве иждивенца, требующий уплаты госпошлины и ежегодного продления. Из правового положения иждивенца, отсутствия постоянного вида на жительство вытекает и практически полная социальная незащищенность этой категории россиян: они лишены возможности законно устроиться на высококвалифицированную, высокооплачиваемую работу, получить пенсионное обеспечение и т.п.
Порядок трудоустройства для иностранцев в Кении определяется "Трудовым законодательством" ╧ 226 1962 года, в основе которого лежит первое трудовое законодательство 1938 года.
Его исполнение осуществляет специальный Совет по труду при Министерстве труда. На местах (в провинциях) вопросы трудоустройства находятся в руках специальных уполномоченных по труду - инспекторов. Под трудовым соглашением понимается любой письменный контракт, содержащий согласие двух сторон - работодателя и служащего (рабочего) - на выполнение и оплату определенного объема и характера работ.
Обязательным условием для трудоустройства иностранного гражданина в Кении является получение им разрешения на работу, служащего, в свою очередь, основанием для выдачи Департаментом иммиграции соответствующего документа, дающего право иностранцу на пребывание и работу в стране в пределах определенного времени.
Если иностранец, прибывший в Кению на временное жительство или в качестве иждивенца, приступит к трудовой деятельности, не оформив разрешения на работу, то иммиграционные власти могут вынести решение о его депортации из страны. Наказание в этом случае несет и работодатель, допустивший нелегальный прием на работу иностранца.
В последние годы вопросы гражданства и трудоустройства наших соотечественников находятся в тесной зависимости друг от друга. Относительный рост случаев выхода из гражданства РФ связан с тем, что кенийские власти все более ужесточают условия трудоустройства для иностранцев под предлогом проведения в стране "кампании за кенизацию". В любом случае предпочтение при получении работы отдается кенийским гражданам; в отдельные учреждения государственного сектора иностранцы вообще не принимаются на работу. Однако при том росте цен, который отмечается в последние годы, рассчитывать на одну зарплату мужа русской женщине не приходится. Это и приводит в конечном итоге к подобной вынужденной акции, поскольку кенийское гражданство хотя бы оставляет надежду на получение работы.
Трудоустройство постоянно проживающих в АРЕ русских граждан также поставлено в зависимость от получения ими египетского гражданства. Порядок поступления на работу определяется в основном законом ╧ 137 от 1981 года с изменениями и дополнениями, внесенными законом ╧ 33 от 1983 года.
В частности, иностранцам разрешается работать только после получения разрешения Министерства труда АРЕ. Работодатель, принявший на работу иностранного гражданина, который не имеет разрешения на работу, обязан сообщить об этом компетентной административной организации в течение 48 часов.
Согласно египетскому законодательству, количество рабочих часов в неделю составляет 48 при одном выходном дне. Вместе с тем существует большое количество инструкций, регламентирующих различные аспекты деятельности рабочих и служащих на конкретных предприятиях.
Своеобразное решение проблемы трудоустройства иностранных и конкретно российских граждан предлагает современная Республика Конго. Многие черты социально-имущественной дифференциации конголезского общества свойственны и колонии российских женщин. В зависимости от уровня материального положения, образовательного ценза и ряда других факторов их можно условно подразделить на несколько групп.
В наиболее сложном положении оказалась та часть гражданок РФ, которые по разным причинам не работают и находятся на иждивении мужа или его семьи. Как правило, их семейного прожиточного минимума едва хватает на удовлетворение самых необходимых жизненных потребностей. В то же время некоторые наши соотечественницы, будучи замужем за богатыми конголезцами, не испытывают подобных трудностей.
Основным источником доходов российских граждан (равно как и конголезцев, занятых в государственном секторе) является заработная плата. Ее размеры варьируются в пределах 100-250 тыс. франков КФА в зависимости от занимаемой должности. С начала 90-х годов зарплата выдается с большим опозданием (от 3 до 6 месяцев) и не полностью. Система социального обеспечения, представленная Национальной кассой (C.N.S.S.), в это время также практически не удовлетворяла элементарные нужды, так как в нее не поступали отчисления от заработной платы. В результате и выплата различных видов государственных пособий производилась нерегулярно.
В этот период российские граждане стали особенно настойчиво искать любую возможность устроиться на работу по контракту в частные фирмы, принадлежащие французам или бельгийцам и специализирующиеся в основном в области нематериального производства (торговля, сфера обслуживания). В этом наши соотечественницы видят сегодня единственный путь улучшить свое материальное положение.
С другой стороны, иностранные предприниматели также заинтересованы в привлечении на работу высококвалифицированных кадров из-за рубежа, особенно граждан бывшего СССР. Это объясняется тем, что при найме на работу они не предъявляют повышенных требований к характеру и условиям труда, размерам оплаты, чаще идут на компромиссы при возникновении конфликтных ситуаций. Но и им нередко мешает то обстоятельство, что наш диплом об окончании высшего учебного заведения не дает квалификации, необходимой для работы в руководимых французами местных фирмах и учреждениях. Кроме отличного знания французского языка, требуется минимум двухгодичная профессиональная переподготовка, стоящая немалых средств.
Юридической базой для подписания таких контрактов служит Кодекс о труде Республики Конго (РК). В зависимости от наличия финансовых средств у фирмы и решения ее руководства российским гражданам, принятым на работу, предоставляется ряд необходимых льгот и услуг. Например, некоторые частные структуры в соответствии со статьями 81, 83, 86 Кодекса о труде обеспечивают своих сотрудников меблированной квартирой, оплачивают их транспортные расходы и пр. В случае временной потери трудоспособности фирма может оплатить медицинское обслуживание и лекарства (ст.147). В контрактах также предусмотрено решение социальных вопросов.
Вместе с тем на практике дирекция фирм и компаний не всегда добросовестно соблюдает все контрактные условия, под разными предлогами ограничивает и ущемляет права российских граждан. Среди них более широко, чем среди других групп работающих в РК иностранцев, распространены сверхурочные работы, урезанная заработная плата. Например, наша гражданка, бухгалтер одной из частных фирм г. Пуэнт-Нуара, получает ежемесячно 200 тысяч франков КФА. Французские коллеги, выполняя те же служебные обязанности и в том же объеме, имеют жалование в размере 1,5 млн. франков КФА.
В случае возникновения трудовых споров дирекция самостоятельно принимает решение, не обращаясь, как это предусмотрено законом (ст. 112, п. 2), в местный суд.
Напротив нынешнее трудовое законодательство Заира предоставляет иностранным гражданам определенные льготы в сфере оплаты труда по сравнению с заирцами. Например, если наша соотечественница получает место в госсекторе (скажем, в сфере образования), то с ней заключается контракт, в соответствии с которым она имеет право часть зарплаты получать в конвертируемой валюте, а также имеет право на бесплатное медицинское обслуживание, пользование служебной жилплощадью и транспортом. Сам оклад иностранного специалиста в несколько раз больше, чем оклад заирца, занимающего аналогичную должность.
В последние годы заирское руководство, тем не менее, проводит курс на постепенное замещение иностранных специалистов национальными кадрами. Вследствие этого договоры со многими бывшими советскими гражданами расторгаются. В то же время ряд наших соотечественниц по-прежнему работает в крупных частных компаниях, в которых они также пользуются бесплатным медобслуживанием, жильем и транспортом. Однако права на пенсию по старости в Заире иностранцы не имеют. Для самих заирцев пенсия по старости (по достижении 60 лет) назначается в чисто символических размерах.
Таким образом, группа постоянно проживающих здесь русских, работающих по контракту в госсекторе или крупных компаниях, имеет довольно высокий уровень жизни. Другая, бoльшая часть колонии русских женщин в Заире либо вообще не имеет работы, либо работает в мелких лавках и предприятиях за весьма скромное вознаграждение. Надо отметить также, что заирские власти с подозрительностью относятся к нашим гражданам. В результате последние часто сталкиваются с разного рода трудностями, в том числе при устройстве на работу, возникающими вследствие недоброжелательного к себе отношения со стороны и местного населения, и европейской колонии в Заире.
Довольно благоприятную картину в этом плане представляет Нигерия. Случаев, когда бы российским гражданкам было отказано в разрешении работать, Консульским отделом Посольства РФ не зафиксировано.
Здесь трудовое законодательство для иностранцев, их социальное обеспечение и условия медицинского обслуживания регламентируются главным образом директивой МИД и Иммиграционного управления.
Для получения работы иностранке необходимо иметь специальное разрешение. Для этого надо представить в Иммиграционный департамент письменное обращение компании, которая намерена предоставить работу, паспорт с отметкой о постоянном местожительстве, заявление иностранки с просьбой разрешить ей работать, а также письменное согласие мужа на работу жены.
Частные компании заинтересованы в привлечении к работе иностранок, в том числе наших соотечественниц, так как последние обычно владеют специальностью и уже имеют квалификацию, а главное, у них есть местный вид на жительство (это значит, что компаниям не требуется приглашать иностранных специалистов по квоте и нести дополнительные расходы, как то: платить зарплату в твердой валюте, оплачивать проезд на родину во время отпуска и т.д.). Вместе с тем в практике нередко встречаются ситуации, когда иностранные компании оплачивают труд иностранок щедрее, чем местных граждан. Реже такое случается с местными компаниями.
Как правило, при приеме на работу между компанией (или фирмой) и иностранным гражданином заключается контракт на 2-3 года. Контракты могут продлеваться, но условия при каждом продлении оговариваются заново. В Нигерии действует закон, в соответствии с которым лица, проработавшие 15 лет, по достижении 45 лет имеют право на пенсию. Однако большинство работодателей, принимая иностранного гражданина на работу по контракту, стараются не оговаривать предварительно вопрос о пенсии. Поэтому нанимающемуся на работу иностранцу фактически не приходится рассчитывать на пенсию.
На практике встречаются случаи, когда лица, достигшие 45 лет, не могут добиться продления контракта. В нашей колонии женщин есть немало таких, которые проработали около 10 лет, но опять-таки по 2-3-летним контрактам.
Заработная плата в стране обычно имеет базовый уровень, к которому плюсуются суммы на аренду жилья, транспорт, медицинское обслуживание и пр. С выслугой лет в одной и той же компании периодически к стартовой сумме добавляется 10-15%. Проработавшие 15 лет имеют надбавку к зарплате в размере 30% от зарплаты за последние 2 года. За каждый проработанный свыше установленных 15 лет год зарплата сотрудника фирмы увеличивается на 2%. Отпуск предоставляется в удобное для работодателя время. Поэтому, чтобы получить отпуск по желанию работающего, необходимо этот вопрос предварительно согласовать с руководством фирмы. Иногда время отпуска и его продолжительность оговариваются в контрактах.
Нигерийское законодательство предусматривает, что иностранные граждане, в частности наши соотечественницы, могут часть своей зарплаты переводить на родину в твердой валюте. Для этого необходимо представить в банк, который обслуживает компанию, письмо от работодателя и карточку уплаты налогов с доходов. В 70-е годы иностранцам, принятым на место, разрешалось переводить 50% своей зарплаты за границу. В этой связи мужья-нигерийцы были заинтересованы в том, чтобы их жены получали как можно более высокую зарплату и добивались этого всеми возможными способами. Позже было разрешено переводить 25% зарплаты иностранкам (равно как и иностранцам, жены которых являются нигерийками). С введением второго рынка обмена валюты было разрешено переводить 75% зарплаты. Однако к концу 80-х годов эта операция стала невыгодной.
Если в ряде перечисленных стран вид на жительство является едва ли не основным условием при устройстве на работу иностранки, то в соответствии с трудовым законодательством Алжира получение вида на жительство еще не дает права нашим гражданам, постоянно проживающим в этой стране, свободно заниматься профессиональной деятельностью. Практически те же, что и в других африканских государствах 90-х годов, причины (быстрый прирост населения, безработица, большие трудности в развитии национальной экономики, проведение правительственного курса на замену иностранных специалистов национальными квалифицированными кадрами и т.п.) побуждают алжирское государство осуществлять протекционистские меры по защите местного рынка рабочей силы.
Алжирское законодательство особо отмечает вынужденный и временный характер привлечения специалистов-иностранцев и жестко контролирует использование их труда с помощью Национальной службы рабочей силы, которая входит в состав Министерства труда и социальных дел. Правовое регулирование труда иностранцев в АНДР осуществляется законом ╧ 81-10 от 11 июня 1981 года, декретами ╧ 82-510 от 25 декабря 1982 года и ╧ 86-276 от 11 ноября 1986 года.
Как и всякий другой иностранец, российский гражданин, желающий трудоустроиться в Алжире, должен иметь разрешение на постоянную или временную работу, о чем гласит статья 2 закона ╧ 81-10 об устройстве на работу иностранных граждан. Выдача этого специального документа осуществляется Национальным управлением по найму рабочей силы (ОНАМО), входящим в состав Министерства труда. Такое разрешение дает возможность заинтересованному лицу выполнять определенную оплачиваемую работу только в течение установленного срока (на постоянной работе - не более 2 лет; на временной - до 3 месяцев без продления более 1 раза в течение 1 года - статьи 10 и 8 закона ╧ 81-10) и только у одного нанимателя.
Согласно статье 5 того же закона, разрешение может быть выдано лишь в тех случаях, когда: а) данное рабочее место или должность не может быть занято алжирцем; б) иностранный специалист располагает документами, дипломом и нужной на данном рабочем месте квалификацией; в) алжирский медицинский контроль подтверждает удовлетворительное состояние здоровья иностранного работника, позволяющее ему выполнять данную работу.
Особые трудности сопутствуют иностранцу, намеревающемуся устроиться на работу в алжирский государственный сектор. Согласно президентскому декрету ╧ 86-276, на работу в госучреждения и на госпредприятия принимаются лишь научные, преподавательские и технические кадры высокого уровня, имеющие стаж работы по специальности не менее 4 лет (статьи 1 и 2 декрета). Здесь срок продления "разрешения на работу" ограничивается одним годом. Отдельная статья (21) декрета определяет, что его действие распространяется и на иностранных супругов алжирских граждан, причем за исключением положений, которые предусматривают определенные льготы для иностранцев, прибывших в Алжир на работу в рамках сотрудничества или по частным контрактам.
Что же касается конкретно исследуемой группы, то закон ╧ 81-10 (ст. 11) предусматривает, что разрешение на постоянную работу иностранке - жене алжирца выдается и продлевается сроком на 2 года по представлении документа гражданского состояния, подтверждающего факт законного вступления в брак согласно действующему алжирскому законодательству. Оплата их труда осуществляется на общих основаниях с алжирцами в соответствии с официально установленным тарифом (ст. 16). Разведенные иностранки и вдовы, бывшие в браке с гражданами АНДР, также имеют право на получение разрешения на работу, правда, при условии, что их дети имеют алжирское гражданство и проживают в АНДР на их иждивении или под их непосредственным надзором. Этими же правами пользуется иностранка - супруга алжирца, ставшего инвалидом.
Кроме того, вступив в трудовые отношения с алжирскими организациями и предприятиями, иностранные граждане должны беспрекословно подчиняться алжирскому трудовому режиму. Они не имеют права заниматься политической деятельностью на территории страны, обязаны соблюдать абсолютную тайну в отношении информации и документации, с которыми знакомятся в процессе своей служебной деятельности. Наконец, им строго запрещается какое-либо совместительство.
Все граждане нашей страны (и временно находящиеся, и постоянно проживающие в Алжире) обладают равными правами и обязанностями. Исключение составляет характер оплаты труда: временно проживающие работают по индивидуальному контракту, их труд оплачивается как труд иностранного специалиста, что предусматривает возможность перевода части заработанных средств в свободно конвертируемую валюту; постоянно проживающие получают плату за труд на общих основаниях, как и алжирские граждане.
Таким образом, действующие в этой области и кратко освещенные нами ограничения и сложности трудоустройства соотечественниц в Алжире создают ситуацию, при которой лишь отдельным из них удается получить разрешение ОНАМО и устроиться на работу (напомним, что к началу 90-х годов численность российских женщин в нашей колонии в АНДР перешла тысячный рубеж). Особые трудности с трудоустройством возникают у тех наших соотечественниц, которые имеют педагогическое образование: в этой сфере повсеместно работают национальные кадры. Однако те, кто имеет техническое, медицинское образование или закончил художественные, музыкальные и другие учебные заведения, связанные с культурой и искусством, находят работу без труда. Наиболее дефицитными профессиями здесь являются преподаватели музыки, изобразительного искусства, хореографии, настройщики музыкальных инструментов.
В области пенсионного обеспечения и социального страхования работающие здесь наши граждане пользуются общим с алжирцами режимом. Они выплачивают установленные законом отчисления от заработной платы в Кассу социального страхования. Во время болезни освобождаются от работы по временной нетрудоспособности. Срок трудового соглашения с иностранным работником продлевается до полного его выздоровления. Что касается выхода на пенсию, то для ее получения наша гражданка должна иметь возраст не менее 55 лет и стаж работы у алжирского нанимателя не менее 15 лет. Стаж работы на исторической родине не учитывается.

***
Приведенные выше сведения еще раз подтверждают, насколько разнообразны способы включения женщины-иностранки в трудовую деятельность африканских стран. К тому же они во многом корректируются спецификой занятости женской рабочей силы в Африке. Не вдаваясь в детальный анализ оценок реальных результатов экономической деятельности женской части населения, фиксируемых международной и национальной статистикой, а также факторов, на них влияющих, отметим: как и большинство женщин в мире, наши современницы и соотечественницы, живущие в Африке, неизбежно задаются вопросом: работа или семья? Поэтому, обрисовав социально-юридический аспект проблемы их трудоустройства в Африке, коснемся и культурно-бытового опыта этой группы женщин, ибо социальные нормы и ожидания, регулирующие семейную жизнь в различных социумах, противоречивы и неоднозначны. Применительно к данному контингенту в самом общем плане хотелось бы заметить следующее.
С одной стороны, в их исходном обществе уже не в первом поколении образ работающей женщины превращен в общепринятую норму. С другой, общественные системы многих стран нынешнего их проживания организованы таким образом, что семья является ценностью более нравственного, нежели экономического порядка, где больше поощряют женщину, не покидающую пределов дома, осуществляющую труд в семье, где наиболее важной формой труда женщины остается материнство, где, наконец, мужчина зачастую остается не только полновластным распорядителем в семье, но и основным кормильцем. Ко всему этому женщине, воспитанной в ценностях советского общества, уравнявшего в правах, а главное, в обязанностях женщину и мужчину, и предстоит адаптироваться.
Хотя здесь, как и в ее родном обществе, благосостояние семьи, процесс его регулирования во многом зависит от таких общих факторов, как источники доходов и состав семьи, занятость ее членов общественно полезным трудом, местожительство (город, село), степень сохранности традиций, психология и характер членов семьи и др. Дополнительным элементом, способным облегчить или усложнить процесс вживания русской женщины в африканскую среду, является освоение ею языка принимающей страны.
Обратимся к данным нашего опроса, в котором приняли участие 235 женщин-россиянок, ныне постоянно проживающих в 19 африканских странах. Согласно ему, 45,1% от общего числа женщин работали (из них 57,6% - в госсекторе, остальные - в частном секторе или одновременно в государственном и частном). При этом основная масса русско-африканских семей (84,3%) живет в городе и лишь незначительная часть (5,1%) в провинции. Самостоятельной семьей живут 73,6% женщин (из них в городе - 71,06%). С родственниками мужа в городе проживают 9,8%; в провинции семей, проживающих отдельно от родственников, - 3,4%, однако почти треть здесь живущих делит крышу с родственниками мужа (1,3%).
Среди причин, которые препятствовали ныне не работающим трудоустроиться, респондентки отмечали следующие (по убывающей): "невозможность из-за высокой конкуренции", "недостаточное знание языка", "нет материальной необходимости", "отсутствие помощи в воспитании детей". В числе причин женщины называли также отсутствие диплома, несогласие мужа, отсутствие подходящей специальности, беременность, низкую зарплату и др. Как видим, факторы внешнего порядка, о которых упоминалось выше, играли основную роль в вопросах занятости наших соотечественниц. В меньшей степени на этот процесс воздействовали факторы социокультурного плана.
Такие показатели, как наличие в семье детей и необходимость заниматься самостоятельно их воспитанием, довольно детально отражены в ответах респонденток на эти вопросы. В среднем (из 212 ответивших на этот вопрос дети были у 90,2%) у русских женщин, состоящих в смешанных браках, по 2-3 ребенка.
В воспитании детей женщинам помогают, согласно их ответам: муж - в 75 случаях из 100; родственники мужа и самой женщины задействованы в помощи значительно скромнее - соответственно 16 и 8%; друзья, школьные преподаватели и воспитатели дошкольных учреждений составляют весьма незначительный процент. Никакой помощи в воспитании детей не получают 11,3% женщин. Таким образом, женщина, имеющая в смешанном браке ребенка, может либо рассчитывать на помощь мужа, либо полагаться на себя. А если учитывать то обстоятельство, что главный помощник наших респонденток - муж - постоянно занят на работе, то ребенок (по крайней мере в первые годы своей жизни) обрекает ее на деятельность в пределах дома.
В то же время, оценивая материальную сторону жизни в смешанном браке, лишь 13,2% опрошенных утверждали, что экономические условия жизни семьи в последнее время стали хуже. 61,3% определили их как изменившиеся в лучшую сторону; на прежнем уровне жизнь сохранилась у 24,7% женщин.
Следует также признать, что в структуре ценностей, составляющих для наших респонденток формулу "хорошо жить", библейский тезис "не хлебом единым жив человек" занимает не последнее место. Вместе с тем напомним, что, определяя соотношение духовных и материальных потребностей в молодой семье, социологи рекомендуют исходить из посылки, согласно которой духовные и материальные потребности достаточно редко выступают в чистом виде. Как правило, удовлетворение духовных потребностей связано с материальными возможностями семьи, которые, таким образом, корректируют уровень духовности и общей культуры семьи. Предположение о том, что перспективы развития духовных потребностей молодой семьи связаны с увеличением доходов, вполне успешно распространяется и на исследованную нами группу женщин.
Если же подойти к данным проведенного опроса более дифференцированно, то изменения, происшедшие в последние годы в семьях респонденток, распределились следующим образом: материально и духовно стали жить лучше 20,4% женщин; материально лучше, духовно по-прежнему - 26,4%; материально лучше, духовно хуже - 10,2%; материально как и раньше, духовно лучше - 1,7%; материально и духовно по-прежнему - 12%; материально как и раньше, но духовно хуже - 5,1%; материально и духовно хуже - 10,2%; материально хуже, духовно по-прежнему - 1,7%; материально хуже, но духовно лучше - 1,3% женщин.
Наконец, в своих оценках понятия "хорошо жить" позиции "быть материально обеспеченной" отведено второе место, ее разделили 78,3% опрошенных (первое, напомним, оставалось за позицией "иметь хорошую семью, детей"). Что же касается представлений респонденток о счастье, то "материальные блага" заняли лишь пятое место (из одиннадцати); зато на втором оказалась позиция "уверенность в завтрашнем дне" и - что показательно - почти столь же важными оказались для женщины "успехи мужа и его здоровье". И лишь затем "сознание своей нужности". В представлениях женщин из России о несчастье вслед за такими позициями, как "страдания и болезни близких" и "одиночество", непосредственно следовали "неуверенность в завтрашнем дне", "неустроенность мужа", "безработица" - то есть те категории, которые лишь осваиваются их соотечественницами на родине с переходом к рыночной экономике.
В целом же, как показывают данные нашего опроса, в ценностных ориентациях русской женщины, вышедшей замуж за африканца, отчетливо прослеживается традиционная дифференциация ролевых позиций мужа и жены, где первый осуществляет деятельное начало с внедомашней ориентацией, а вторая в основном ориентирована на решение повседневных внутрисемейных проблем.