How to overcome http://www.pokerrulesguru.com: tips, bonuses.

#3-4 (14)
2002 г.
Архив журналов | Содержание _

Дискриминация женского бизнеса: взгляд лидеров женского предпринимательства

Чирикова Алла Евгеньевна
к. псих. н. Института Социологии РАН

1. Так есть ли она ─ эта дискриминация: от мифов к конкретным исследованиям

Проблема дискриминации женщин в России постепенно стала проникать в научные и общественные издания за время экономических реформ в России. Все вдруг осознали, что женщина в нашей стране претендует на большее, а дать ей могут меньшее, и что совсем не каждая российская женщина является сторонницей "поддержки домашнего очага".

Динамичное завоевание женщинами позиций, пусть не в большом, но в малом и среднем бизнесе, давало надежду, что, если женщин "притесняют" в государственных структурах, то в частном бизнесе они смогут взять реванш.

Женщины претендуют не на многое, а работать умеют хорошо и даже справляются с типично мужскими проблемами мягко и по-женски непредсказуемо.

По мере того, как отдельные представительницы женского пола постепенно завоевывали место "под солнцем" в российском бизнесе, побеждая жесткие и неприспособленные для женщин правовые условия ведения российского бизнеса, стало казаться, что вот этим-то женщинам-победителям вряд ли можно жаловаться на дискриминацию. Да и сами эти женщины производили столь благополучное впечатление, что проблема более низких стартовых возможностей для женщин в бизнесе при одном только взгляде на нее отпадала сама собой.

И несмотря на это, мы предприняли цикл социологических исследований среди лидеров женского предпринимательства сначала в московском, а затем в региональном бизнесе, чтобы ответить на простой вопрос: подвергались ли дискриминации в бизнесе те из женщин-лидеров, которым удалось вывести свой бизнес на заметный уровень и не считаться с которыми в связи с этим было бы просто невозможно.

Учет позиций и мнений женщин этого типа не характеризовал ситуацию в целом. Ведь бизнес, особенно тот, в котором работают женщины, весьма многообразен, а женщины-бизнесмены далеко не все успешны, но этот подход давал возможность понять, как процессы дискриминации проявляются в группах женщин, обладающих высоким ресурсным потенциалом. Это позволяло дифференцировать такие процессы и оценить, в каких группах дискриминация проявляется наиболее явно, а в каких нет.

Исследования проводились в три этапа. На первом этапе были проанализированы позиции женщин-предпринимателей, представляющих московский бизнес. Этап включал в себя 40 неформализованных интервью по проблемам становления женского предпринимательства в России, которые были проведены в 1995√1996 гг. На втором этапе были проинтервьюированы 75 женщин-предпринимателей, представлявших региональный бизнес и также заинтересованно обсуждавших с нами проблемы становления женского предпринимательства в региональном масштабе. Исследование охватило 6 регионов России. Третий этап осуществлялся в 1999√2000 гг. и включал в себя 79 интервью как с женщинами-директорами российских компаний, так и с мужчинами-директорами. В процессе третьего этапа мы пытались понять, как отличаются деловые стратегии директоров, мужчин и женщин, и всегда ли деловое поведение мужчин-руководителей является более дискриминационным по отношению к женщинам, если речь идет о карьерном росте женщин внутри управленческих команд. И наоборот, всегда ли женщины-руководители являются сторонниками недискриминационного поведения по отношению к своим коллегам женщинам, когда речь идет о возможностях карьерного роста в командах, которые они возглавляют.

Проведенный цикл исследований показал, что дискриминационные процессы в женском бизнесе существуют. Однако их масштаб не столь значителен и определяется, скорее, не внешними факторами, а внутренними возможностями женщин адаптироваться к заданной системе ограничений при ведении своего бизнеса.

Полученные результаты были, порой, столь парадоксальны, что разрушали сложившиеся годами стереотипы относительно женского лидерства. Именно поэтому мы хотели бы обсудить некоторые из этих дискуссионных результатов в рамках предлагаемой статьи и остановиться на некоторых из них более подробно.

2. Московские предпринимательницы: дискриминация есть, но ее можно победить

Исследование 1995√1996 гг. действительно показало, что уровень дискриминации, который можно было ожидать в связи с желанием мужчин утвердить себя в условиях рыночной экономики, не столь значителен, каким мог быть при худшем стечении обстоятельств. Было похоже, что мужчины просто не заметили, как женщины активно "просачиваются в бизнес" и достигают там успеха.

Опрос, проведенный в те годы с респондентками из московского региона, зафиксировал относительно небольшое число респонденток (40%), утверждающих, что они испытывают на себе некоторые последствия дискриминации женщин в бизнесе. Однако большинство из них настаивало на том, что им удается позитивно разрешать эти ситуации и со временем они не замечают попыток "мужского ущемления".

Чаще всего женщины жаловались не на дискриминационное поведение со стороны мужчин-партнеров по бизнесу, а на явное нежелание принимать всерьез успехи женщин в этом бизнесе. Традиционно ущемляющим было поведение банков, которые с меньшей охотой давали женщинам кредиты, явно демонстрируя недоверие к женскому менеджменту.

Одновременно более половины московских респонденток настаивали на том, что им очень помогает в ведении бизнеса принадлежность к женскому полу. Это позволяло им использовать преимущества женского пола, чтобы своей непонятной для мужчин логикой убедить последних в необходимости тех или иных шагов.

Любопытно, что среди успешных женщин-предпринимателей явно выделилась группа (около 1/3), которая была убеждена, что при ведении бизнеса пол не имеет значения.

"Когда я веду переговоры с мужчинами-предпринимателями о тех или иных сделках, они только первые пять минут помнят о том, что я женщина и даже могут отпускать шутки по этому поводу. Но через пять минут они слышат только те условия и тот объем денег, которые я могу им предложить. И ничего более. Когда речь идет о миллионах, а за тобой солидная фирма, в игре действуют уже совсем другие правила. Может быть, когда бизнес не такой крупный, дискриминация в плане поведения и имеет место, но когда речь идет о больших деньгах, пол не имеет никакого значения", ─ убеждена крупная московская предпринимательница Людмила Казиева.

Результат, полученный на примере московских женщин-предпринимателей, был весьма показателен: он еще раз убеждал в том, что, если женщины хотят, они умеют справляться с неблагоприятными для себя факторами и начинают работать и побеждать в заданной системе ограничений.

3. Региональный бизнес: женщинам в провинции побеждать труднее

Исследование 1997√1998 гг. проводилось в российских регионах, где, как известно, "консервативность ценностей" и "социальная инерция", возможно, выше. Это предопределило желание проанализировать выраженность такого явления на региональном уровне.

Исследование становления женского предпринимательства в российских регионах действительно показало большую субъективную неудовлетворенность женщин-предпринимателей отношением к их бизнесу как со стороны партнеров, так и со стороны властей, а также массового сознания. Однако различия эти были не столь существенными, чтобы можно было говорить об особом уровне дискриминации, сложившемся в российских регионах, отличном от московского уровня.

Если в Москве на определенном уровне дискриминации настаивали около 40% женщин, то региональные предпринимательницы утверждали похожее в 45% случаев, однако формы проявления этого недоверия могли быть более резкими по сравнению с московскими.

Вот что думают по поводу дискриминации предпринимательницы из разных регионов России. "Когда я вышла на уровень бизнеса, то впервые поняла, что такое быть женщиной для руководителя, когда все мужчины в фирме, начиная с электрика, требовали доказательств, что ты на что-то способна. ─ вспоминает Раиса Денисова, которая до прихода в бизнес отработала много лет средним руководителем государственного предприятия. ─ Каждый день необходимо доказывать, что ты просто соображаешь, о чем говоришь. Что тебя не просто посадили, ты ─ не подставная фигура, не случайно в твоих руках печать и подпись. Многие знакомые до сих пор считают, что такого просто не может быть. Они не верят, что женщина может быть достаточно самостоятельной... На эту борьбу уходят силы и энергия. К этому привыкаешь. Когда мужчины понимают, что моя логика вполне мужская и что со мной хуже иметь дело, нежели с мужчиной, потому что у меня женский менталитет, накладывающийся на мужскую логику, то тут не до усмешек. Особенно их удивляет, когда я прошу положить расчеты в двух вариантах об оплате за электроэнергию. Прошу отказаться при разговоре от эмоций, особенно с кладовщиками или с исполнительными директорами, потому что я разговариваю с помощью расчетов. Это вызывает определенное напряжение со стороны мужчин. Чтобы у нас в стране мужчины признавали женщин на равных, должно пройти время. Это не зависит от мужской или женской головы. Сейчас я понимаю, что это не так, и отношусь к этому нормально. Я не могу изменить стереотипы людей. Поэтому говорю: "Вы сначала сделайте, а потом будем разбираться, кто здесь женщина, а кто мужчина".

Если Раиса Денисова считает, что ее принадлежность к женскому полу требует больших усилий для руководства персоналом, то вельская предпринимательница Татьяна Любарская убеждена в обратном: "Женские качества не мешают, они помогают. Что-то может мне прощаться, потому что я ─ женщина. У мужской половины работников я могу рассчитывать на понимание, потому что я не старая, симпатичная, не глупая женщина. Я могу себя так повести, что многое будет сделано, как услуга мне. Просто потому, что я ─ женщина".

Другие механизмы в формировании женской дискриминации в бизнесе увидела Мария Воронина: "Мужчины вытесняют женщин и занимают самые лучшие места. Это не секрет. Они женщин берут только для того, чтобы о нем говорили, что он ─ большой демократ и современный человек. Это пренебрежительное отношение я много раз ощущала на себе. Все равно мужчины убеждены, что жена должна сидеть дома и следить за детьми. Меня это унижает. Я умею все делать сама: ремонт, починить электричество, шить, чинить обувь, я не знаю того, чего я не умею. Мужчины редко умеют все это делать. И я должна при этом их слушать?"

Более высоко оценивают сложившийся уровень "пренебрежительного отношения" к женщинам-предпринимателям русские предпринимательницы в Татарстане, а татарские женщины, наоборот, отрицают неравенство и не замечают его даже в малой степени: "Мы живем в национальной республике, ─ считает Любовь Шемахина. ─ Женщина в Татарстане на второй роли. Сложился стереотип. Все хотят видеть руководителем мужчину. Мужчинам легче договариваться между собой. Женщине не ответишь грубостью и не пошлешь подальше известными выражениями. Но я не думаю, что по деловым качествам мужчина превосходит женщину. Есть женщины, которые умнее и деловитее мужчин. Например, госпожу Ким я бы не поставила рядом ни с одним мужчиной. Это очень энергичная и деловая женщина. Женщина более ответственна при ведении дел. Если она ошибется, ее некому защитить".

Другая русская казанская предпринимательница согласна с проявлением дискриминации, однако причины видит не только в половой принадлежности, но в размере и возможностях бизнеса, которым управляет женщина. По ее оценке, чем более конкурентный и доходный бизнес принадлежит женщине, тем большая вероятность того, что она столкнется с явлениями дискриминации.

"Когда я начинала свой бизнес, это был очень красивый бизнес, я начинала не с рекламного агентства, а с модельного агентства и везде встречала только поддержку, ─ вспоминает Лариса Фоменко. ─ Потому что я не врывалась ни в чью сферу интересов и не претендовала на большой бизнес. Деньги, которые я могла заработать, были небольшими, и ни кому я не была конкурентом. Соперником тоже. Мужчины это все приятно воспринимали, видели интерес в сотрудничестве с фирмой. Но фирма очень быстро переросла из модельного агентства в рекламное, а вот уже рекламная фирма ─ большой конкурент. Сейчас, когда рекламный бизнес стал интенсивно развиваться (мы отстаем от Москвы года на три-четыре), пошло интенсивное деление в бизнесе. Там, где ты встречаешься с конкурентом, там возникают сложности. Сейчас, когда начался действительно серьезный рекламный бизнес, мне пришлось встретиться с рядом мужчин, в основном чиновников, которые относятся к женщине в бизнесе и к тому, что она зарабатывает, весьма негативно. Это свойственно именно татарам. Не всем, но некоторым. Они стараются вставлять палки в колеса. Это беспокоит их как факт. Как это так, я достиг определенного положения и не имею своего бизнеса, а женщина имеет. С этим мне пришлось столкнуться в последние два-три года. До этого я подобного не испытывала. Пока я не была конкурентом, все относились к этому легко и спокойно".

Таким образом, дискриминационные эффекты пока редко влияют на реальную жизнь женщины в бизнесе. Женщины в процессе бизнес-деятельности учатся не бороться с дискриминацией "жесткими способами", а использовать женское начало для еще больших достижений.

Так же, как и в московском варианте, около 30% опрошенных женщин в регионах убеждены, что им удается из-за своей принадлежности к женскому полу извлекать "выгоду для бизнеса" и даже перестраивать стандарты мужского поведения: "Поначалу я волновалась в обществе директоров-мужчин, ─ вспоминает Светлана Журкина, директор АО "Завод железобетонных изделий". ─ Этот бизнес, как и предыдущий нефтяной, требует мужских рук. Строители более рискованные люди, нежели нефтяники. Нефтяники более собранные и более ответственные бизнесмены. В нефтяном бизнесе ходят большие деньги. Строители проще, они более терпимы к женщине. Но это не значит, что с ними легко. Наоборот. Очень неестественно смотрится женщина в строительной грязи. Приезжаешь на совещание на стройплощадку, там 20-25 мужчин, вокруг грязь и мусор, а ты в модном костюме. Без женщины они много курят и бранятся. Со мной они вежливы и стараются не дымить. Женщины облагораживают мужской бизнес. Кажется, мне удается быть среди них убедительной, и многие меня уважают и считаются со мной".

25% опрошенных женщин убеждены в том, что биологический пол ни позитивным, ни негативным образом не влияет на их продвижение и успехи в бизнесе. Единственным реальным механизмом формирования отношения к женщине-бизнесмену выступают надежность и эффективность бизнеса ─ считают они в своем большинстве. Однако некоторые мужчины, которые делают свой бизнес рядом с женщинами, убеждены, что женщинам в бизнесе даже легче, чем мужчинам: "Мой муж убежден, что мне легче, ─ рассказывает Татьяна Собко. ─ Тебе приходится работать с мужчинами, и они всегда готовы тебе помочь. Всегда хочется иметь партнера, который тебе приятен. Я ему иногда объясняю, что, если бы я не выполняла своих обязательств, то все быстренько от меня бы сбежали, несмотря на то, что я приятная и воспитанная женщина. Отношения в бизнесе не могут складываться из отношения полов. Бизнес существует для того, чтобы достигать результатов. Мужчины уважают тех женщин, которые умеют добиваться своего. Женщины уважают успешных мужчин".

Итак, повторное исследование проблем дискриминации женщин в бизнесе на примере шести регионов не выявило резкого возрастания дискриминационных процессов в женском бизнесе за истекшие два года, хотя можно предположить, что уровень опрошенных успешных женщин-предпринимателей позволил компенсировать этот процесс и женщины, находящиеся на более низких ступенях развития своего бизнеса, ощущают дискриминацию в большей степени, нежели успешные женщины-руководители.

В России много парадоксов: может быть, женщины в России действительно могут отстоять свои права у мужчин, если очень этого захотят?

4. Государство и женское предпринимательство: "Помощи не ждем, лишь бы не мешало..."

Один из парадоксальных результатов исследования службы "Мониторинг", проведенного по заказу CAF, состоит в том, что женщины-предприниматели чаще мужчин высказывают позицию, что они не надеются на государство.

Интервью 1995√1996 гг., взятые у московских предпринимательниц, подтвердили этот парадоксальный вывод ─ патерналистские ориентации относительно государства выражены у женщин в меньшей степени, нежели у мужчин.

Нестандартность результатов в первой серии исследования обусловила проверку достоверности полученных данных на более широком массиве респондентов.

Исследование второго этапа вскрыло весьма осторожное отношение женщин к возможности поддержки со стороны государства. Около 70% обследованных женщин с упорством продолжают повторять: "Лишь бы государство не мешало, со всем остальным мы сами разберемся".

Некоторые женщины-предприниматели рассматривают помощь со стороны государства как невозможную в сложившихся условиях (20%):. "У государства слишком много ртов, чтобы оно согласилось нам помогать, несмотря на требования со стороны Запада".

Среди женщин есть и такие (около 10%), которые убеждены, что помощь государства снизит "жесткие требования для выживания" и будет косвенным образом негативно влиять на становление женского предпринимательства в России. Поэтому всего, что могут добиться женщины, они должны достигать самостоятельно: "Очень много говорится о развитии женского движения, и есть дамы, которые прямо одержимы этим женским движением, потому что убеждены, что с помощью женского движения можно лоббировать женский бизнес, женские вопросы, ─ размышляет самарская предпринимательница Елена Сегал. ─ Я их не понимаю. Получается у тебя делать бизнес ─ делай его. Если есть желание, то всего можно достичь. Как будто власти должны кому-то помогать. Я считаю, что этот вопрос каждый должен решать сам. Наша российская женщина всегда работала. Американок почему стали поддерживать? Потому что они привыкли к тому, что неработающая женщина получала пособие. В нашей же стране главное, чтобы не мешали. Потребительское чувство у нас в крови, как у детей, так и у взрослых. Нам, как детям, нельзя никогда обещать светлого будущего. От нашей страны нельзя ожидать шагов помощи. Нам никто никогда ничего не давал и не даст. Вот забрать могут. Какой смысл говорить о том, чего не может быть. Мы, если добьемся помощи со стороны государства, то, дай Бог, лет через 20√30, когда государство будет в состоянии кому-либо помогать".

Несмотря на потерянные надежды на помощь и защиту со стороны государства, большинство из опрошенных предпринимателей (около 80%, кроме сторонников "естественного развития") убеждены, что государство способно помочь предпринимателям в четырех важнейших направлениях:

  • совершенствование правового и, в том числе, налогового законодательств;
  • повышение информационной открытости со стороны государства по поводу предпринимаемых шагов;
  • отказ от постоянной смены "правил игры" со стороны государства, стабилизация системы требований;
  • ввод предпринимателей как экспертного ресурса в комиссии и рабочие группы, где обсуждается система законодательных правил.

Несмотря на то, что требования совершенствовать законодательную базу, как, впрочем, и другие требования, повторяются от интервью к интервью уже на протяжении нескольких лет, никаких заметных позитивных сдвигов, по мнению предпринимательниц, пока не происходит. "Бизнес в защите не нуждается, ─ считает Татьяна Власова. ─ Он сам может себя прекрасно защитить, если есть законы. Но наше прекрасное правительство никак не поймет, что нельзя не уважать в России предпринимателей, которые всего достигают своим трудом. Каждый день я лихорадочно читаю документы, бумаги, законы. Боюсь что-то пропустить. Некоторые законы в России выпускают задним числом. Вчера узнала: подписали задним числом закон об отмене льгот на технологическое оборудование. Где я возьму деньги, чтобы покрыть дополнительные расходы, все затраты у меня уже расписаны? Нельзя все время демонстрировать неуважение к нашим усилиям. Пусть хотя бы обеспечат информационное пространство. Нельзя узнавать задним числом о законах, которые агрессивно диктуют тебе правила жизни в бизнесе. Я всем обеспечиваю себя сама. У меня в портфеле "Таможенный вестник", "Финансовые известия". Мы все выписываем. Масса бумаг, а причина недовольства одна ─ нет цивилизованного правового пространства. С одной стороны, все давит, с другой, ─ все расплывчато. Налоги растут, просто не успеваешь отслеживать. Невозможно подстроиться. Невозможно создать запас денег. Это означает, что ты лишен возможности разворачивать новые проекты. Развитие просто душат. Нельзя думать о завтрашнем дне. Одна бухгалтерия чего стоит! Чехарда с арендной платой. Не успеваешь ничего планировать. В России нужно жить одним днем. Как плохая хозяйка. Женщина как раз этого не любит".

Одновременно с тем, что многие женщины отказываются и не доверяют помощи со стороны государства, некоторые из них придерживаются линии, что от помощи отказываться не стоит, если вдруг "завтра она на нас свалится", но в реальность подобного "золотого дождя" мало кто верит.

Наиболее заинтересованными в поддержке со стороны государства и власти являются фирмы, которым не удалось завоевать лидирующего положения в своей сфере бизнеса. Сильные фирмы настаивают на своей независимости, весьма часто соединяя помощь с потерей своей самостоятельности.

Наиболее частыми требованиями региональных предпринимательниц к местной власти выступают требование гарантий для иностранных партнеров, поиск этих партнеров и рекомендаций власти, подтверждающих надежность фирмы.

"Нежелание власти выступать гарантом нашей надежности и наших возможностей приводит к тому, что самостоятельно мы способны осуществлять только хаотический поиск партнеров на западном рынке и идти, порой, на унизительные условия сотрудничества, ─ считает одна из предпринимательниц. ─ Не надо помогать нам деньгами, пусть помогут своими знаниями и своими специалистами. Всего остального мы добьемся самостоятельно и в долгу у власти не останемся".

Безусловно, диалог государства с бизнесом пока не приносит ожидаемых результатов, несмотря на многочисленные обещания. Правительство Михаила Касьянова настроено весьма решительно и согласно поломать многие из административных барьеров. И это естественно. Должен же когда-нибудь в России победить здравый смысл. Государство обязано помогать своим активным экономическим факторам, а не быть для них главным тормозом. Особенно когда речь идет о правовом пространстве для ведения бизнеса.

5. Существует ли дискриминация при продвижении женщин на высшие посты в российских компаниях?

Привычный тезис о том, что женское лидерство воспринимается весьма настороженно как мужчинами, так и женщинами, что чаще всего приводит к дискриминации при продвижении женщин на лидирующие позиции в командах предприятий, не нашел своего отчетливого подтверждения в ходе проведенного исследования на третьем этапе. Как показало исследование, карьерный рост женщин в управленческих командах безусловно сдерживается гендерными стереотипами, однако сами женщины по мере развития рыночных отношений все более отказываются от модели "маленького роста" и склонны придерживаться позиции, согласно которой женщина может и должна быть руководителем.

Традиционно исследователи предполагали, что женщины, как правило, склонны переоценивать мужские достоинства и недооценивать достоинства других женщин и самих себя. Некоторые исследователи отмечали, что у женщин как у членов низкостатусной группы менее развито чувство идентификации со своей группой.

Как показывают данные исследований, полученные нами в 1997√1998 гг. и позже, реальная картина женского лидерства в оценках как самих женщин-предпринимателей, так и мужчин имеет принципиально иной вид. Хотя некоторые из выделенных качеств присутствуют в оценках как тех, так и других , свыше 70% женщин, лидеров частных фирм, оценивают свои менеджерские качества не ниже мужских, а 30% респонденток убеждены в своем преимуществе перед мужчинами в умении управлять людьми.

Около 70% женщин-лидеров предпринимательства в своих регионах считают, что женские технологии управления более адаптированы к современным условиям неопределенности, характерной для России переходного периода. Высокий уровень самооценки женщинами своих лидерских качеств практически совпадает с оценками, которые дают им подчиненные ─ мужчины.

Опрос мужчин-вице-президентов фирм, которыми руководили женщины, показал высокий уровень удовлетворенности последних техникой женского менеджмента. Особенно успешно, по мнению мужчин, женщины действуют в кризисных ситуациях, стратегия их делового поведения отличается меньшей амбициозностью и непредсказуемостью. Свыше 80% мужчин-вице-президентов не хотели бы смены женщины-лидера на руководителя мужчину ни при каких обстоятельствах.

По оценке мужчин, женщины-менеджеры отличаются ценными качествами: они умеют управлять командой и персоналом, опираясь на технику "знаков внимания", сочетают в себе качества директивного и инструктивного лидера, владеют "мягкими конфликтными технологиями".

Свыше 30% мужчин, находящихся в непосредственном подчинении женщин-руководителей, к слабым сторонам женского менеджмента относят склонность к коллективным решениям и сниженный потенциал риска.

По мнению 40% опрошенных мужчин, женщины уступают мужчинам в честолюбии, что не позволяет достигать им больших высот в бизнесе.

Убежденность мужчин (40%) в преимуществах мужского менеджмента над "мягким" менеджментом также базируется на уверенности в том, что женщины ─ "худшие стратеги" и не умеют принимать необходимых решений столь быстро, как этого требует ситуация. Материалы интервью, проведенных с женщинами-предпринимателями три года назад, показали, что видение женского менеджмента как более замедленного не отвечает реальности и не поддерживается самими женщинами-предпринимателями.

Таким образом, выполненное ранее исследование вскрыло противоречивый, но не полностью негативный образ женского менеджмента как в глазах самих женщин, так и их коллег.

Интервью, проведенные с директорами, мужчинами и женщинами, в исследовании 2000√2001 гг,. практически повторили полученные ранее закономерности. Предпринятый здесь новый исследовательский поворот ─ оценка мужчинами-директорами женщин-руководителей, находящихся в их подчинении, ─ с одной стороны, показал низкий уровень чувствительности как мужчин, так и женщин-директоров к половым характеристикам руководителей, с другой, ─ позволил вскрыть в оценках директоров широкий спектр преимуществ женского менеджмента. Около 60% женщин-директоров и более 80% мужчин-директоров не выделяют пол как значимый фактор при рассмотрении качеств руководителей. Обращает на себя внимание тот факт, что директора-мужчины как исследовательская группа оказались более удовлетворены женским менеджментом, чем мужчины ─ представители частного бизнеса. В то же время женщины-директора имели менее позитивный образ женщин-руководителей по сравнению с представительницами частного бизнеса. Видимо, женщины-директора по сравнению с частным бизнесом имеют управленческие команды с большой долей "старых фигур" из советского прошлого, нежели частные предпринимательницы, которые могли подбирать команды "с чистого листа", что и обусловило более осторожные оценки женщин-директоров возможностей женщин-руководителей, подчиненных женщинам-директорам.

Гендерная нечувствительность директоров вызвана многими факторами, но прежде всего она есть результат управленческого опыта. Именно опыт управления дает возможность убедиться директорам в неправомерности при отборе руководителей ориентироваться исключительно на половые признаки. Иногда вывод о равных возможностях мужчин и женщин-руководителей является результатом глубокой рефлексии процессов, происходящих не только на своем, но и на других предприятиях. Вот какую позицию по этому поводу занимает директор архангельского ликероводочного завода "Алвиз" Владимир Лосев: "Я отношусь к женщинам в команде не как к женщинам, а как к руководителям. В принципе я безразличен к полу руководителя. Лишь бы работал хорошо. Все женщины, которых я знаю, вполне состоявшиеся руководители. Некоторые могут дать фору мужчине-руководителю".

Развивает высказанную мысль исполнительный директор АО "Фосфор" Борис Сысов, подмечая весьма тонкие различия парадоксального характера между мужчинами и женщинами-руководителями, разрушая своими оценками годами складывающиеся стереотипные представления по поводу женского лидерства: "Я не смотрю, когда оцениваю руководителя, женщина это или мужчина. Тот груз проблем, который может решать женщина, иногда не под силу мужчине┘ Мужчины бывают хуже женщины. Для меня важен подход к делу. Азарт, видение перспективы, умение рисковать. У меня есть знакомые руководители-мужчины. Так я вам скажу ─ лучше, чтобы на их месте была бы женщина. Иногда мужчина должен показать, кто здесь начальник┘ Женщина более искренняя".

Весьма представительной в исследовании была позиция мужчин-директоров, которые убеждены не только в способности женщин выполнять хорошо управленческие функции, но и в явных преимуществах женщин-руководителей перед мужчинами (более 30%). При этом стили их лидерства не уступают в эффективности мужским методам руководства, однако некоторые психологические различия все же существуют. Вот как видит женщину-руководителя, ее преимущества и недостатки Валерий Распутин, генеральный директор АО "Конфа" из Ростова: "Женщины-руководители в легкой промышленности прекрасно справляются с работой. Я всю жизнь проработал с женщинами. Женщины более добросовестны, более дисциплинированны, более усидчивы. Но с другой стороны, иногда бывают в панике, не могут на себя взять ответственность в принятии решения. Тогда я им подставляю плечо. Если у меня есть выбор между мужчиной и женщиной-руководителем, то я скорее выберу женщину".

Наряду с директорами, которые признают идею равных возможностей мужчин и женщин- директоров как повсеместный принцип, не зависящий от выполняемых функций, материалы интервью позволяют выделить директоров, которые связывают возможность выполнять функции руководства мужчиной или женщиной со спецификой выполняемой работы.

"Мой выбор руководителя, мужчины или женщины, зависел бы от тех функций, которые несет данный специалист, ─ считает генеральный директор хлебозавода ╧5, президент Ассоциации хлебопромышленников Самарской области. ─ Каждый должен быть на своем месте. Например, техника. Как бы женщина не была грамотна, все равно она ─ не технарь. Женщины должны быть в команде ─ у меня в команде женщин 50%. Но все они выполняют те задачи, которые получаются у женщин лучше".

Но что парадоксально, сторонниц гендерного равенства при отборе кандидатов в свою команду среди женщин-директоров меньше, чем среди мужчин-директоров.

Особенно последовательно эту позицию в своем интервью высказала архангельский директор Галина Симонян: "Женщина как директор лучше мужчины. Потому что женщина более реально относится к делу. Она прагматик. Мужчины более ленивы и осторожны".

Эта весьма парадоксальная позиция не является единственной среди женщин-директоров и разделяется почти третью опрошенных женщин-руководителей, однако и среди женщин-директоров большинство нечувствительны к полу руководителя (около 60%). Одновременно даже те, кто настаивает на гендерной нечувствительности, убеждены в том, что мужчины как руководители требуют больше управленческих усилий со стороны женщины-директора, чем женщины-руководители.

Именно в таком направлении размышляет Лариса Боровикова, одна из представительниц архангельского директорского корпуса: "В нашей отрасли мало мужчин. Но даже с теми, кто есть, мне труднее работать. Я женщину лучше чувствую, я понимаю ее логику. А логика мужчин мне иногда не понятна┘ Когда мужчины управляют долго женским коллективом, они меняются ─ они перестают быть агрессивными и начинают уживаться с персоналом. Это повышает их возможности как менеджеров".

Обращает на себя внимание тот факт, что более половины опрошенных женщин-директоров не чувствуют дискриминации по отношению к себе со стороны мужчин-директоров. Около трети из них убеждены в том, что принадлежность к женскому полу не только не мешает, но даже помогает им в контактах с мужчинами-директорами.

"Меня мужчины-директора нормально воспринимают. Дискриминации я не чувствую. Наоборот, всегда можно рассчитывать на поддержку и понимание. В каком-то смысле женщине легче. Ей можно оказаться слабой", ─ убеждена одна из респонденток.

Материалы исследования позволяют сделать заключение, что среди директоров предприятий гораздо больше сторонников гендерного равенства при отборе в свою команду и при последующей работе, чем это можно было изначально предположить. В "мужских командах" женщины гораздо чаще занимают руководящие позиции, чем это принято считать. Одновременно данные исследования позволяют убедиться в том, что среди мужчин-директоров достаточно последовательно представлена идея традиционных сфер, приемлемых для женского руководства, в результате чего они занимают в командах привычные, традиционно сложившиеся позиции. Весьма парадоксальным одновременно выглядит большая чувствительность женщин-директоров к фактору пола по сравнению с мужчинами и признание с их стороны меньшей управляемости мужчин-руководителей в команде по сравнению с женщинами-руководителями. Видимо, последнее связано с тем, что все-таки осуществление директорской функции требует от женщины больших внутренних усилий, чем от мужчины, что делает ее более чувствительной к тем факторам, которые повышают сложность управления ситуацией.

6. Заключение: и даже дискриминация в женских руках

Цикл социологических исследований, проведенных в три этапа, подтвердил выраженность процессов дискриминации по отношению к женщинам-предпринимателям как в московском, так и в региональном масштабе. Данные исследований еще раз позволили убедиться в том, что государство не выработало пока правил игры по отношению к женскому предпринимательству и ведет себя достаточно непредсказуемо, несмотря на все обещания. Это порождает высокое недоверие к государству и превращает его в главный дискриминирующий фактор по отношению к женскому предпринимательству в России. В этой ситуации радует тот факт, что успешные женщины-предприниматели, лидеры компаний находят индивидуальные стратегии борьбы с дискриминацией, а некоторые бывают столь успешны в формировании новых моделей поведения, что превращают свои женские слабости в "рыночные преимущества". Исследования не подтвердили того факта, что выраженность полоролевых стереотипов у мужчин-руководителей выше, чем у женщин-руководителей. Это еще раз свидетельствует о том, что, если женщины претендуют на равные права с мужчинами, то процесс перевоспитания они должны начинать с себя. А мужчины ─ они честолюбивы, они обязательно догонят идущую впереди. Надо только оторваться от самих себя, во что бы то ни стало!